Zellas
персонифици-рованный сгусток хаоса
название: Replica
автор: GvenGlaive
фэндом: Samurai 7
персонажи: Канбей, Кьюзо, ОС
жанр: angst
рейтинг: PG
саммари: Что было после сериала.
дисклэймер: Мир и персонажи принадлежат не мне.
посвящение: моему свету
количество слов: 1 790


Город умывался слезами дождя. Мутные струи лениво ползли по потрескавшимся стенам, оставляя за собой причудливые письмена из разводов грязи, и глянцевыми лужами стекали на тротуары. На оконных стеклах дрожали шлепки капель, похожие на следы от сотен раздавленных насекомых. Город был стар и мрачен, и только устало вздыхал, подвергнутый этой принудительной весенней уборке.
Канбей чувствовал себя таким же старым и рассыпавшимся, как и мокрые стены вокруг. Плащ уже давно промок насквозь, так что медленно бредший вниз по улице самурай даже не стал накидывать капюшона. Влажные темные пряди волос висели, словно подтаявшие сосульки, и липли ко лбу. Холод дождя пробирал до костей в тщетном стремлении побороть тот холод, который вгрызался в грудь изнутри.
Тьма позади и тьма впереди. Туман, перемешанный с горьким дымом - вместо воспоминаний. Чувство вины борется с уверенностью, что на самом деле он все сделал правильно. Достиг в итоге поставленной цели, и неважно в данном контексте, какой ценой. Просто его главная ошибка заключалась в том, что он не умер.
Герой должен уметь вовремя уйти со сцены.
Канбей неожиданно споткнулся о выбившийся из ровной кладки мостовой камень и с изумлением уставился на него. Неужели он настолько потерял форму, что уже даже не замечает, что творится вокруг?
Не стоило так расклеиваться... Впрочем, во всем виноват проклятый дождь. Нашептывает какие-то глупости. Например, воспоминания о недавней, но оставшейся уже далеко в прошлом битве. Одной из множества битв.
Самурай встряхнулся и ускорил шаг. Пожалуй, стоит все же подыскать себе укрытие.
Вскоре до него донеслись чьи-то смутные голоса. Странно, похоже, погода все-таки разогнала по домам не всех жителей города.
Что-то заставило Канбея свернуть с улицы в темный переулок и осторожно заглянуть за угол.
Грязный двор с глубокими лужами и обломками каких-то досок, возможно, бывших в юности скамейками. Высокая глухая стена из бетонных блоков. А у стены, в дальнем углу, толпится шумная компания одетых в черное подростков.
- Как это, у тебя нет денет? - донесся до Канбея чей-то нарочито удивленный голос. - В наше время человек без денег - не человек! Хочешь сказать, что ты не человек?
- Что ж, в таком случае, мы спокойно можем поступить с этой мразью, как не с человеком! - с веселой злостью откликнулся второй голос. - По-моему, это будет неплохим развлечением!
- Ну, раз от него все равно никакой другой пользы... - с притворным сожалением добавил кто-то третий.
Канбей помедлил мгновение и решительно развернулся. Это не его дело. Все равно он приносит всем только неудачи.
Сзади донесся звук удара и чей-то приглушенный стон.
Это не его дело.
Канбей нахмурился и мрачно стиснул зубы, когда где-то в голове раздался ехидный смешок.
Ну и кого ты пытаешься убедить? Иди уж, геройствуй.
Самурай нахмурился еще сильнее, потом вздохнул и так же решительно развернулся.
Звука второго удара не последовало.
Тощий темноволосый парень с торчащими передними зубами удивленно вскинул голову, не поняв, что такое внезапно перехватило его руку.
- Дядя, ты что, на драку нарываешься? - пропыхтел он, тщетно пытаясь вырваться из хватки странного лохматого мужика в грязно-белом плаще.
- Оставь, Масару, этот тип выглядит слишком подозрительно! - тревожно воскликнул бритоголовый толстяк, опасливо пятясь.
- Ха, Нори, опять ты струсил, жалкая свинья! - презрительно скривился долговязый щербатый Рё. - Это всего лишь какой-то старик!
Он сплюнул и стремительно ринулся на удерживавшего Масару типа.
...а в следующее мгновение почему-то перелетел через него и оказался в луже грязи на другом конце двора. Еще через секунду за ним последовал сам Масару.
- Да он ведь явно один из этих... как их... самураев!! Уходим! - почти взвизгнул Нори, бросаясь прочь. - Эта мелюзга не стоит, чтобы из-за него связываться с сумасшедшим самураем!
Остальные, помедлив ровно одно биение сердца, ринулись следом, не забыв поднять и потянуть за собой Рё и Масару.
- Не знал, что у этого придурка есть такие крутые дружки...
- А может, он просто кому-то еще насолил и его пришли убрать!..
Старательно невозмутимый Канбей проводил их задумчивым взглядом и повернулся к стене.
У самого ее основания сидел, поджав колени, мальчик лет двенадцати, неловко обхвативший себя руками за хрупкие плечи. Промокшие светлые волосы, пушистые даже несмотря на дождь, густой волной падали на лицо.
- Как тебя зовут? - наконец негромко спросил Канбей после продолжительно молчания. Не то что бы это было ему действительно интересно, просто... просто что-то в этом худеньком пареньке казалось смутно знакомым...
Мальчик медленно поднял голову и сквозь густую челку пристально и очень мрачно посмотрел на самурая.
Канбей невольно вздрогнул. Глаза у паренька были огромные, темно-карие, но на мгновение... на какую-то ничтожную долю мгновения... они показались красными.
- Кейн, - все же ответил мальчик, переводя взгляд куда-то вверх.
- Что ж, Кейн, тебе лучше не гулять здесь в одиночку, - Канбей постарался ободряюще улыбнуться. - Где ты живешь?
Мальчик одарил его подозрительным взглядом и отвернулся.
Самурай невольно вздохнул. Он никогда не умел общаться с детьми.
- Ладно, не хочешь - не говори... Но сидеть на земле в такую отвратную погоду я тебе не советую. Если хочешь, можем зайти в какую-нибудь чайную и выпить горячего травяного отвара из тех, которые предотвращают любые болезни, - он хмыкнул. - Конечно, причин мне доверять у тебя нет. Но если ты просто останешься здесь, лучше тебе от этого не будет.
Кейн скривил губы, потом хрипло, с какой-то горькой ехидцей спросил:
- Зачем вам это... достопочтимый самурай? Скучно, делать нечего?
Канбей открыл было рот, собираясь сказать что-нибудь о своем долге помогать попавшим в беду людям. Но понял, что это прозвучит слишком глупо и фальшиво.
Он никогда не стремился никому помогать. Тем более - полузнакомым сторонним людям...
И неожиданно сказал правду:
- Просто ты сильно напоминаешь мне одного... друга. Ну так что, пойдем?
Паренек отверг протянутую руку и поднялся сам.

* * *

- Тебе было мало одного Кацуширо? Еще с детишками повозиться захотелось?
- Отстань.
- А, я понял, тебе просто понравилось быть учителем! Готовить великих героев для будущих свершений...
- Я сказал, отстань! Ты ничего обо мне не знаешь... Кстати, что-то я раньше не замечал за тобой склонности к подобной бессмысленной болтовне.
- Ну, тебе ведь на самом деле тоже известно обо мне далеко не все.

* * *

Чайная была маленькая и не очень чистая, но почему-то все равно казалась невероятно уютной. А может, такое впечатление создавалось просто оттого, что Канбей наконец смог согреться.
Хотя холод внутренний все равно никуда не делся.
Сидевший рядом на скамейке Кейн, не спешивший пробовать чай, искоса взглянул на мужчину и презрительно скривил губы:
- Что ты за самурай, если у тебя даже меча нет?
Канбей пристально вгляделся в глубины чашки, которую бережно баюкал в руках. Странно, но там не было ничего, кроме зеленоватой жидкости и глиняного дна.
- Я отдал меч моему ученику. Ему он теперь нужнее, чем мне.
Кейн фыркнул, наконец решаясь попробовать чай:
- Глупо.
Самурай задумчиво потер подбородок, вспоминая изумленно-счастливое лицо Кацуширо.
Наверное. Но сейчас это уже не имеет значения.
Паренек в три больших глотка осушил свою чашку и опять настороженно покосился на Канбея:
- Зачем ты меня спас? Я не просил этого.
Тот пожал плечами:
- Я уже ответил. Так что этим ребятам от тебя было нужно?
Паренек насупился и сердито закусил губу; самурай было подумал, что ответа не дождется, но Кейн неожиданно заговорил:
- Я новенький в этом районе. Пытался устроиться на работу в мастерскую механика, и мне это даже удалось. А потом внезапно явились местные и заявили, что я должен платить им какой-то налог. А я... мне... - голос мальчика стал совсем тихим. - Мне сейчас очень нужны эти деньги. Мама... больна... а лекарства очень дорогие...
Канбей обхватил чашку покрепче. Нет, все-таки грубая глина совсем не похожа на рукоять меча.
Почему-то откуда-то возникла странная мысль: «Интересно, а у... у остальных из семерки остались какие-нибудь родственники?..»
Никто из них никогда не говорил о своем прошлом. Только если по случаю ронял какую-нибудь общую фразу, но эти крупицы информации были слишком малы, чтобы прорасти во что-либо стоящее.
- Скажите... Только честно! - неожиданно снова заговорил Кейн, поворачиваясь и очень внимательно глядя на него. - Что вам от меня нужно?
Входная дверь хлопнула и повисла на одной петле, жалобно скрипнув. В маленькую чайную вмиг набилась толпа народу.
Самурай медленно отставил чашку, поднимаясь со своего места. На мгновение оцепеневший Кейн юркнул под стол, его примеру последовал хозяин чайной, сухой высокий старик с невероятно скорбным лицом.
Три огромных, почти квадратных мускулистых мужика, еще двое типов, с ног до головы обвешанных разнообразными ножами, и недавние подростки.
- Вот он! - ткнул пальцем знакомый бритоголовый толстяк, Нори. - Это тот самый подозрительный тип!
Больше гости не стали ничего говорить, а сразу ринулись в атаку. Канбей пинком подкинул скамейку, на которой недавно сидел, и швырнул ее в противников, отлетевших от этого удара к дальней стене. Часть из них там так и осталась, однако остальные снова упрямо бросились в бой. Одного самурай отбросил прямым ударом в челюсть, второму заломил руку, третьему врезал ногой в живот. Обыкновенная трактирная драка. Подростки быстро сообразили, что к чему, и поспешили скрыться. Обладатели впечатляющего арсенала ножей попытались было этим самым арсеналом воспользоваться, но попросту не успели. Меньше минуты - и все закончено.
Это было не просто слишком легко. Это было до ужаса скучно.
Канбей поправил воротник, допил свой чай, расплатился и повернулся к Кейну, который, чуть приоткрыв рот от изумления, смотрел на него широко раскрытыми глазами.
Нет, все-таки самураю только показалось. Они просто карие, безо всякого красноватого оттенка.
Канбей накинул плащ и внезапно вспомнил, что не ответил на последний вопрос мальчика.
Честно, значит?..
- Ничего, - спокойно произнес он. - Возвращайся лучше домой, здесь тебе делать нечего.
И вышел из чайной, аккуратно прикрыв за собой болтавшуюся на одной петле дверь.

* * *

- А я уж было подумал, что ты нашел мне замену.
- Не говори глупостей.
- Я могу воспринять это как: «Тебя все равно никто не сможет заменить?»
- Сам прекрасно знаешь ответ.
- Может, я хочу услышать это от тебя.
Канбей остановился и медленно-медленно вдохнул, набирая полные легкие воздуха. Потом так же медленно выдохнул и задумчиво произнес, обращаясь к самому себе:
- Интересно, когда я успел сойти с ума? Впрочем, неважно. Во всяком случае, это достойное завершение моей карьеры полководца несуществующей армии, - он повернулся к собеседнику и устало, с невольно прорвавшейся в голос горечью попросил. - Уходи. Я все равно знаю, что ты ненастоящий.
Кьюзо, стоявший прислонившись к стене, хмыкнул и, оттолкнувшись от щербатых кирпичей ладонью, танцующим, хищным шагом приблизился к Канбею. Приблизился настолько, что тот мог различить каждый волос в золотистых прядях. Мог попробовать достичь дна винно-красных глаз. Мог почувствовать мерное чужое дыхание.
Если б оно было.
Кьюзо медленно усмехнулся:
- Ну так найди меня настоящего.
Сердце сбилось с шага. Замерло в нерешительности. И помчалось галопом.
Усмешка светловолосого самурая растворилась, и он тихо добавил:
- У героев, знаешь ли, обычно пустые могилы.
Тень касания на щеке... и в следующее мгновение он на улице уже один.
А, оказывается, сходить с ума - прелюбопытнейшее занятие...
Канбей посмотрел вверх и зажмурился от слишком яркого, тщательно отмытого солнца. И только сейчас заметил, что дождь закончился.
Пожалуй, ему нужен новый меч.



29 марта 2006.



@темы: Samurai 7, angst